Ваши земляки в Британской Колумбии, Канада

Русский в иммиграции

Русский в иммиграции

Русский в иммиграции


Капиталистическая власть в России была разрушительна как до 1917 г., так и после 1992 г. Своими деяниями эта власть и тогда, и сейчас выдавливает людей из России, вынуждает их к эмиграции. Свидетельством этому служат десятки тысяч прошений на выезд в посольствах США, Канады, ФРГ и других стран развитого капитализма. Причем речь идет не о самых бедных или нищих слоях нашего общества (у них просто нет финансовых возможностей для выезда), а о людях, кого обычно относят к среднему классу, т.е. той категории, которые и составляют здоровое ядро любого общества.

В этой статье я не собираюсь анализировать причины иммиграции (в принципе они очевидны), а хотел бы сконцентрироваться на том, что ждет потенциального эмигранта в другой стране. Легче всего это мне сделать на примере Канады по двум причинам. Во-первых, Канада самая престижная страна для иммиграции в силу того, что она занимает первое место в мире по индексу социального развития, а также вследствие более упрощенных требований к иммигрантам в отличие, скажем, от США или ФРГ. Во-вторых, сам я бывший российский иммигрант, ставший гражданином Канады и знающий эту страну не понаслышке.

Немного статистики.

Канада - страна иммигрантов. У нее самые большие квоты на въезд, которые ежегодно определяются на уровне парламента. Так, в 1996 г. Канада приняла 226 тыс. иммигрантов, включая беженцев, из них из России - 2457 чел., в 1997 г. соответственно 216 тыс. и 3735 чел., в 1998 г. - 174 тыс. и 4299 чел. По плану на 2000 г. квота иммигрантов запланировано в количестве 200-225 тыс. Судя по всему, количество россиян превысит предыдущий год, ориентировочно до 4500 чел. На самом же деле количество желающих уехать в Канаду из России на порядок выше, если иметь в виду, что очередь на собеседование в посольстве сформирована до конца 2001 г.

Не e pluribus unum, а e pluribus multi, или Миф о межнациональной гармонии

В Канаде существует одна болезненная тема, которой, по-моему, нет нигде в мире, - это поиск identity, то есть своего Я как нации и своего Я как государства на международной арене. Кто такой канадец? Что такое канадец? И что вообще представляет собой канадская нация? - на эти, казалось бы простые вопросы не может ответить никто. По этому поводу существует уйма шуток. Кто знает историю этой страны, поймет такую: “Кто такой канадец? - Ну, с политической точки зрения это - американец, который избежал революции” (Нортроп Фрай, философ). Приводить аналогичных шуток можно бесконечно. Без шуток же, на мой взгляд, канадец этот тот, кто постоянно задает себе вопрос, кто же он, какой он национальности. Эта тема постоянно в центре внимания канадских журналистов, ученых и политиков. К примеру, в одной из газет писалось: “Канада является страной-нацией, у которой отсутствует четко определяемое национально-культурное я. Достаточно спросить себя, что есть канадец? На этот вопрос очень не просто ответить. Здесь так много психологических различий в подходах к ценностям и социальной жизни, что временами практически бессмысленно даже пытаться определить термин “нация” в канадском контексте”.

Парадокс в том, что граждане государства, входящее в семерку самых развитых стран мира, не могут определить какой же они национальности. Хотя, с другой стороны, в этом нет ничего неестественного, поскольку страна возникла всего лишь в 1867 г. и состоит чуть ли не на одну шестую часть из иммигрантов, рожденных за пределами Канады. У них нет общей истории, нет единой культуры, нет общего умостроя. Отсутствие всех этих вещей постоянно тревожит канадское общество.

Мои представления о Канаде как стране образцовых межнациональных отношений резко пошатнулись после приезда сюда. Обнаружилось, что до сих пор не решены взаимоотношения с индейцами. К примеру, в 1995 произошли кровавые столкновения между полицией и индейцами в Онтарио и в провинции Британская Колумбия из-за территориальных размежеваний.

Уже сейчас создаются предпосылки для будущих столкновений между канадцами и иммигрантами, особенно из Китая, точнее из Гонконга, Тайваня и КНР. Их становится все больше и больше, что вызывает нервозность со стороны англофонов в Британской Колумбии и в Онтарио (места концентрации китайцев). Некоторые начали, пока в шутку, называть Ванкувер Чайваном (China+Vancouver= Chivan) или Гонкувер. Хотя прямых столкновений между различными национальными общинами, как, например, в США, в Канаде, слава богу, нет, но многие политологи не исключают их в будущем. Но вот что заметно уже сейчас.

Канада не является страной, в которой как в “плавильным котле” перемалывались бы национальные культуры в единую общеканадскую культуру. Здесь действительно существует много национальных довольно спаянных общин. Выделяются по многочисленности и организованности китайская, японская, индийская, украинская, еврейская, итальянская, немецкая общины. Эти общины весьма ревностно и довольно успешно сохраняют собственную национальную сущность, включая язык и культуру. И все они находятся в состоянии мирного сосуществования, не сливаясь ни между собой, ни с коренными канадцами. Именно поэтому, идеологи страны заменили одно время пропагандировавшийся лозунг “О плавильном котле” на лозунг “мозаичной культуре” Канады. И если американцы продолжают следовать лозунгу “котла”, опираясь на принцип e pluribus unum (во множестве единство), то кандцы, исповедуя “мозаичность”, препочитают принцип e pluribus multi (во множестве множество).

Другими словами, они не формируют общенациональную канадскую культуру. Они не обогащают друг друга, а просто сосуществуют друг с другом: японская сама по себе, китайская сама по себе и все сами по себе. Китаец, хоть и с канадским паспортом, остается китайцем, японец японцем и т.д. Причем в любом поколении. Даже если у него родным языком является английский, он все равно китаец, немец, итальянец. Полная ассимиляция в англосаксонскую культуру канадского типа происходит с очень тонким слоем любых иммигрантов и только в случае полной оторванности от своих общин.

Не произошло слияния даже между англофонами и франкофонами, сосуществующих вместе почти триста лет. Намерение Квебека отделиться от “остальной Канады” - это весьма актуальная реальность на сегодняшний день в стране.


Русские в Канаде

Что касается русских, то у них, естественно, все не так, как у всех. Для начала следует подчеркнуть, что представители практически всех общих, за исключением русских, оказывают помощь друг другу с момента въезда в Канаду и на протяжении всей жизни. Иная ситуация с русскими в Канаде - фактически полное отсутствие взаимоподдержки и солидарности. Этот феномен имеет и свое объяснение.

По официальным данным на 1991 г., русский язык считают родным от 32 до 35 тыс. канадцев, однако количество рожденных в России/СССР достигает около 100 тыс. человек. Любопытно, что в 1971 г. таковых было около 160 тыс. человек при население Канады в 21 млн. человек, а в 1951 г. 188 тыс. при население в 14 млн. человек. С одной стороны, подобные пропорции свидетельствуют о естественной убыли русско-советско рожденных, с другой - об их миграции, после получения канадского гражданства, в другие страны. Последнее отражает, видимо, неприятие русскими канадского образа жизни и желание уехать отсюда при любой благоприятной возможности.

По неофициальным данным на 1998 г., считающих русский язык своим родным уже насчитывалось где-то около 50 тыс. чел., а рожденных в России/СССР/РФ в Канаде - от 200 до 250 тыс. человек. Эти цифры можно воспринимать как отражение распада СССР и эффекта “капиталистических реформ” на территориях бывшего Советского Союза. Большей частью советско-российские иммигранты живут в провинциях Онтарио, Британская Колумбия, Альберта и Квебек. В районе Большого Ванкувера их приблизительно около 12 тыс. человек.

Нынешняя волна эмиграции, которая берет начало где-то с конца 80-х годов, - это люди, принадлежавшие к разным социальным слоям в России, качественно отличаются от предыдущих эмиграционных потоков. Первая послевоенная волна связана с русскими иммигрантами, приехавшими из Китая (так называемая Харбинская иммиграция), вторая - иммигранты 70-х - начала 80-х годов. И первые, и вторые убегали от социализма. Нынешняя волна покатилась от так называемого российского капитализма, отбросившего страну к пучину беспрецедентного в мировой истории хаоса. Это означает, что большинство свежеиспеченных иммигрантов не смогли изжить из себя социалистический умострой и образ жизни, т.е. не смогли вписаться в капиталистическое общество у себя на родине. Но они лелеют надежду внедриться в цивилизованный капитализм, в частности, в Канаде.

Мой опыт общения с новыми иммигрантами говорит о том, что они в своем большинстве абсолютно не представляют реальностей здешней системы. Не понимают, что вежливый, улыбчивый Североамериканский капитализм по своей сути мало чем отличается от бандитского “капитализма” в России. В результате они начинают жизнь как слепые котята, растрачивая свои небольшие накопления на познание этих самых реальностей.

Оканадившиеся русские первой и второй волны помогать новичкам не хотят. Это приходилось и наблюдать, и чувствовать в общении. Все это имеет свои логические причины.

Во-первых, между самими этими двумя первыми волнами не существует тесной взаимосвязи, поскольку интегрировались они в разных условиях и с опорой на различные источники поддержки. Первая волна, объединенная “китайской судьбой”, приехала во времена либеральных иммиграционных условий в Канаде и опиралась на свои финансовые возможности, которые у некоторых были немалые. Вторая волна - “семидесятники” - в основном евреи, т.к. только они имели возможность законно эмигрировать в те времена. Они, естественно, опирались на помощь довольно сплоченных еврейских общин, которые, кстати, до сих пор оказывают существенную помощь и нынешней волне российских евреев. Несмотря на дистанцирование между этими двумя категориями, их объединяет мотив трудности вживания в канадское общество. Отсюда их общий рефрен: мы, мол, с трудом вживались, и, дескать, никто нам не помогал, теперь вы пробуйте.

Во-вторых, “китайцы” - иммигранты почтенного возраста, что также ограничивает их возможности как-то соучаствовать в судьбе “новых”, даже если бы и возникло такое желание.

В-третьих, у многих “китайцев” сохранились монархические умонастроения, определяющие их раздражительное неприятие “совков” (простите за набившее оскомину слово, но оно отражает реальный облик большой части новой волны).

Кроме того, несмотря на спорадические контакты с Россией, они фактически не знают (да и знать не хотят) ни этой страны, ни ее жителей. В массе своей они не знают культуры советского периода. Похоже, они уже перестали быть русскими (хотя не стали и настоящими канадцами). Поскольку уезжали они от “варварства красных и советских” на их Родине, то и увезли они “свою Родину” в иммиграцию. Объединившись между собой, они создали так называемую русскую общину, которая больше похожа на большую семью, чем на официальную структуру. Здание, принадлежащее русским “китайцам”, они назвали Русским центром в Ванкувере, который никакого отношения к реальной России не имеет. Он не превратился в центр русской культуры, если не считать культурой чаепития с самоваром “а ля рюс”, где русские “бабки” разговаривают на ломаном русско-английском языке. Все это напоминает Булгаковский “Бег”. Хотя уже и русские не те, и время не то. Собираясь “по блины”, они все же приглашают и всех желающих зайти к ним (в том числе и всех канадцев), но это - их бизнес, а не желание быть именно русским Центром. Не стремятся они пропагандировать и русскую культуру внутри канадского общества. Нет их ни на телевидении, ни на радио на тех каналах, которые используются для пропаганды иммигрантской культуры всех имеющихся национальных общин. Не пришло им (”белой гвардии”) в голову и издавать газету или журнал - естественный орган, объединяющий любую общину. Короче говоря, судьбы России и россиян, в том числе и иммигрантов, эту категорию русских канадцев не волнует и волновать не будет.

Таким образом, новой волне приходиться полагаться на себя, что не всегда получается. Многие брались за организацию настоящего Русского центра, однако, дело не пошло дальше разговоров по вполне понятным причинам - материального обеспечения коммуны. До “матери-родины” не достучаться, не дозвониться. Российские представительства заняты отбором денег, а не поддержкой коммун, пожертвования среди русских исключены, истории и традиций Русских Коммун за рубежом нет. Бредовые идеи о русских “Нью Васюках” так и висят в воздухе. Все это является причиной бесконечных насмешек как со стороны еврейской, украинской и др. бывших русских объединений, в том числе и самих русских, рассыпанных по миру в штучном изготовлении.

За русскими в Канаде идет не самая лучшая слава. Во-первых, главный “отряд” вэлфероносцев - это они, земляки. Отмечу для информации: ни один китайский эмигрант не получает вэлфера; в китайской культуре получить что-то незаработанное - унизительно. Русские же умудряются получить не только вэлфер, но и продуктовое пособие, причем в нескольких местах. И самое удивительное, получая эту милость от государства (или от других общин), умудряются это же государство и обмануть: работают. Правда, на самых низкооплачиваемых работах. (По канадским законам, если ты работаешь, то естественно, не имеешь право на бесплатное обслуживание, вэлфер и продуктовую поддержку). Таких “жуков” среди русских очень много. Вот за это их и не любят те, кто прожил свою жизнь здесь трудясь и вживаясь. Есть за что.

При всем негативном отношении к такому стилю жизни хочется особо подчеркнуть, что люди, попав в затруднительное положение, в Канаде с голоду не умирают. Все необеспеченные имеют квартиры, обучение, даже оплаченный проезд, бесплатную медицину и официально пожертвованное государством питание. Этого, по стандартам многих русских вполне достаточно. Более того, они на все эти дотации живут надежнее тех, кто, работая, получает примерно столько же, сколько и вэлфероносцы. Вот это и есть перенесенный российский умострой за границу: иметь “халяву” от государства - то, к чему россияне так привыкли в Советском Союзе. Но ведь идея иммиграции - это “жить в цивилизованном мире”, то есть как “они”. Однако русский за границей живет, в основном, приспосабливаясь к любым подпиткам, поскольку не может в силу своих национальных особенностей принять основу западной цивилизации - конкуренцию и закон.

“Жуки” - старожилы могут этому научить за определенную плату. Другими словами, люди без стыда и совести в физическом смысле не пропадут и здесь. Они, правда, нигде не пропадут. Но понятно, что это - человеческий шлак.

О “новых русских” беспокоится, думаю, не стоит. Они достаточно оснащены знанием добывания денег. В капиталистическом мире эта грамота очень сходна с новыми российскими университетами, кроме одного: здесь не удастся избежать налогов.

Для людей, сохраняющих свое достоинство, вхождение в новый тип общества особенно затруднительно по причинам, о которых говорилось выше. Но не только.


Русский умострой и канадская ментальность

Самая главная проблема русских иммигрантов - это не в плохом знании английского языка, и даже не в незнании Североамериканской культуры. В конце концов, некоторые иммигранты все это осваивают. Главная проблема, и я еще раз хочу сакцентировать на этом внимание, - особый тип мышления и поведения россиян, сформировавшийся веками. Чтобы понять различия, для начала приведу Памятку для русских иммигрантов, которую я вычитал в одной из газет. Среди многих пунктов запало несколько, а именно: Русские, помните, вы вступили на канадскую землю. У нас не принято младшим уступать место старшим в общественном транспорте; у нас дети не помогают родителям, родители детям; если ваш лучший друг попросил у вас денег взаймы, извинитесь и вложите эти деньги в свое дело и т.д. и т.п.

Когда русский читает такой текст, его первая реакция: что за идиоты эти канадцы. Как это так, родители не должны помогать детям? Русские не понимают, что западный капитализм основывается на крайнем индивидуализме. Если бы северные американцы вели себя как русские, они просто бы не выжили в капиталистических джунглях. Капитализм требует от каждого самостоятельности, а не помощи от кого бы то ни было: будь то родители, друзья или государство. Каждый россиянин знает имя своего президента и имя местного губернатора. В Канаде почти никто не знает имени своих губернаторов (и я в том числе) и мало кто знает имя премьер-министра. Зачем загружать свою память именами, от которых твоя судьба не зависит. Все зависит только от тебя, от твоих способностей крутиться-вертеться.

Как все хорошо знают, на Руси издревле были священны слова “народ” и “власть”. Считалось, что власть заботится о народе, народ, соответственно, почитает власть. Как только эта гармония нарушалась, возникали бунты, восстания и революции. Правда, вскорости все возвращалось на круги своя, т.е. восстанавливался привычный баланс в отношениях между народом и властью. Все это ни хорошо, ни плохо. Сие есть объективная реальность российской действительности. Это данность России.

Вопрос в том, как эта данность проявляется в умострое простых россиян.

Средний российский житель всегда, с одной стороны, боялся власти, с другой - очень ее чинопочитал. Это был своего рода синдром любви и ненависти. Что естественно, поскольку от власти зависело все существование человека. Без нее он просто не знал бы, что ему делать и как жить. Именно власть расписывала его “права и обязанности”, особенно, в период социализма.

А поскольку перед властью ты “букашка”, свою сущность средний россиянин обретал только в коллективе (до революции - в общине) как часть чего-то большого, которое иногда может “поспорить” и с самой властью. То есть россиянин без коллектива был ничто, а с коллективом - все. Множество коллективов-общин и составляло народ. Помните, как мы с гордостью говорили: Мы - советский народ.

“Мы” всегда было выше “Я”. “Я”, как мне постоянно напоминала мама, последняя буква в алфавите. Руководители “партии и правительства” и те предпочитали “мы”. Даже Сталин говорил не “я так считаю”, а “как партия скажет”. Или наши цари-батюшки: “Мы - Николай II”.

Почтение к “мы - народ” проявляется в том, что можно, например, Иванова или Петрова назвать дерьмом или сволочью, но попробуй сказать, что народ - дерьмо. - Ах, ты народ не уважаешь, - завозмущается тот же Иванов-Петров. - Он тебя вспоил-вскормил, а ты, гад такой, его оскорбляешь?!

А как в Америках? Все наоборот. Можно сказать, что американцы - дерьмо, что канадцы - не лучше. Но попробуй сказать, что болван какой-нибудь Джон или Билл. За оскорбление личности тебя притянут в суд, и, как минимум, штраф гарантирован.

Вы никогда от американца или канадца не услышите: Мы - американский (канадский) народ. Эту фразу нельзя даже перевести на английский язык. Потому что слово people, которое в русско-английских словарях дается как народ, на самом деле означает: а) человек или человеческая раса, б) сообщество, в) родственники, г) плебс, д) колонисты. Только очень образованный американец-канадец перевел бы слово народ как nation=нация, в которое он вкладывает, однако, иной смысл. Но он бы никогда не сказал: We are American nation (Мы - американская нация), потому что “мы” это чего-то многое, а американец рассматривает себя как нечто единичное, индивидуальное. Он всегда старается избежать растворения в “мы”. Только “Я”, причем с большой буквой. В результате американская или канадская “нация” состоит из множества индивидуальных “Я”.

Подобное самосознание определяет его наплевательское отношение к власти в принципе. Он от нее не зависит ни экономически, ни социально, ни политически. Североамериканец подчиняется только закону, перед которым все равны, а власти еще “равнее”.

Есть смысл обратить внимание еще и на такие “специфические” черты национального характера русских. Их за границей постоянно подводит такая национальная черта как необязательность. Русские могут что-то пообещать и не сделать - обычное явление, с которым я сталкиваюсь на каждом шагу в России. Если такое случится в Канаде, на первый раз простят, на второй - с тобой не будут знаться.

Отношение ко времени. Русские, видимо, счастливые люди, которые “часов не наблюдают”. Точность - это отражение рационального мышление западного человека. Ты - опоздал, значит, ты украл время у других, а значит и деньги (время - деньги). С тобой лучше не иметь дело.

Иррациональность мышления русских. Как-то на одном из Круглых столов Фонда Горбачева обсуждалась Евразийская тема: кто мы - азиаты или европейцы. Я высказался в том смысле, что мы уж точно не европейцы, хотя бы потому, что а) тема Круглого стола обозначена одна, а все говорят совсем о другом, б) каждому по регламенту было отведено 5 минут, а все говорят минут по 15-20, причем, повторяю, не по теме.

Этот иррационализм прослеживается абсолютно во всем, особенно в отношении к счету. В свое время Ленин призывал учиться считать. Призыв не возымел действия. Известно, что на Западе считают каждую копейку: будь то бедняк или миллиардер. У русских же отношение к счету такое: идут передо мной две девушки (дело было в Москве). Одна другой говорит: “Маринка, ну, такая сволочь, каждую копейку считает”. “Сволочей” таких в России, видимо, единицы, поскольку русские не только копейки не считают, но не считают и миллиарды, которые уходят в песок (при социализме в дамбы по перекрытию рек, при капитализме - на Запад).

Кто знает в России, во сколько обходится ее внешняя политика? Сколько стоит поездка президента за рубеж? (А деньги, между прочим, на это идут из кармана налогоплательщиков). Я должен знать, за что я плачу. Как у канадца, у меня есть доступная информация о стоимости любого шага премьер-министра. Русские иммигранты, не привыкшие считать “копейки”, в год теряют на мелочах от 5 до 10 тыс. долларов. Такая цифра мне попалась как-то в одной из русскоязычных газет.

Очень русская черта, вредящая иммигрантам, - тяга ко лжи, стремление соврать, что-то скрыть. В России без такой черты не выжить, это понятно. Потому что в России врет государство, врет президент, врет премьер-министр, короче, все врут. Не обманешь, не проживешь. В Канаде это не проходит. Раз соврал, на всю жизнь испортил себе карьеру. Сколько раз приходилось читать, как выдворяли русских со статусом “постоянных жителей” (это полшага к получению гражданства) из-за сокрытия им информации в анкетах, которая рано или поздно вскрывается.

Еще одна черта русских, осложняющая им процессе интеграции в канадское общество - это чувство собственной правоты во всем. Им кажется, что если кто-то думает не так, как они, то эти кто-то не правы, козлы, тэ сэзать.

Демократическое сознание канадца предполагает разнообразие мнений по любому вопросу. А прав ты или не прав, покажет будущее, а точнее твой счет в банке.

Американец в этом отношение отличается от русского тем, что он настолько убежден в правоте своих “американских ценностей”, что они даже не подлежат обсуждению. И убеждает его в этом не мнение какого-нибудь русского или еще кого-то, а мощь всей Америки, которая является гегемоном в мире.

И последнее. Нам, русским, кажется, что все знают или должны знать Пушкина, Толстого, Ленина, Сталина, Горбачева, Ельцина и вообще про такую страну, как Россия. И очень часто мы впадаем в шок, когда обнаруживаем, что простое население той же Канады в массе своей даже не слыхали о России, точно также, как те же русские не слыхали, например, о таком государстве как Ниуэ. В этой связи хочу привести два любопытных случая. Меня в Ванкувере лечил один врач - китаец по фамилии Ли, но имя у него было - Сталин (!). Я, естественно, удивленный, спрашиваю, почему его назвали таким именем, и знает ли он его значение. Он сказал, что так его назвал отец. А что означает это имя, он понятия не имеет. (Из более подробного разговора я выяснил, что отец прибыл в Канаду с Тайваня и был членом гоминдана. А как помнят некоторые россияне, Чан Кайши одно время очень дружил со Сталиным).

Другой случай. Покупаю две книги о России, на обложке одной из них - Ленин, на другой - Ельцин. Непроизвольно, спрашиваю кассиршу, знает ли она этих “ребят”? Этот вопрос привел ее в состояние прострации, будто я ее попросил назвать имя султана Брунея. Она закатила голову, глубоко задумалась, а затем выдала: “I don’t think I know these guys” (Я не думаю, что я знаю этих ребят). Я опешил и говорю ей: “Это очень странно, ведь они дважды изменили всю структуру международных отношений в XX веке”. Ее ответ меня сразил. Почти как по известному анекдоту. Она мне: “А вы знаете господина Ли?”. Не знаю. - Так, господин Ли весь Ричмонд в руках держит”. (Ричмонд - городок, входящий в Большой Ванкувер).

Для утешения могу сообщить, что 14% американцев в возрасте 18-24 лет не могут найти на карте своей страны, 25% показать Тихий океан, а 20% взрослых не могут назвать ни одну страну Европы.

Канадцы не лучше (или не хуже?). Один из опросов показал: 55% студентов не могут назвать год образования Канады, 59% не смогли назвать ни одного канадского художника, а 62% - ни одного канадского писателя. А мы Пушкин, Толстой…


источник:http://www.olegarin.com/

По материалам http://www.olegarin.com/olegarin/Russkij_v_immigracii.html

Добавил moskwa — 12/30/2009, обновил fooroogelm — 04/26/2010

Просмотров сегодня 1, за последние 7 дней 3, всего 1340

Комментарии

0.267 sec