Ваши земляки в Британской Колумбии, Канада

Местное самоуправление в Канаде

Местное самоуправление в Канаде

Новая Конституция Канады, состоящая из конституционных законов, основными из которых являются Конституционные акты 1867г. и 1982г., устанавливает, что деятельность органов местного самоуправления регулируется законодательством провинций. Подобный подход дает возможность создать в каждой провинции уникальную систему местного самоуправления и учесть в законодательстве особенности конкретной местности. Такие факторы, как плотность и специфика национального состава населения провинции, географическое положение, экономическая и политическая ситуация в регионе - в совокупности влияют на определение структуры, порядка формирования и функционирование органов местного самоуправления в каждой провинции.

Система местного самоуправления в Канаде определяется также административно-территориальным делением провинции. Например, в провинции Британская Колумбия муниципалитеты подразделяются на четыре типа: муниципалитеты крупных городов, небольших городов, деревень и сельских округов.

В основу организации местного самоуправления в Канаде положен поселенческий принцип. При формировании структуры органов местного самоуправления принцип разделения властей не применяется. В зависимости от численности населения и других факторов муниципалитеты имеют различные объемы предметов ведения, которые закреплены в муниципальном акте.

Конституционные акты Канады устанавливают, что деятельность органов местного самоуправления регулируется провинциальным законодательством, а деятельность органов управления двух территорий (Юкон и Северо-Западные территории) - федеральными законами. Подобный подход к законодательному регулированию приводит к тому, что в каждой провинции создается свое обособленное законодательство и во многом уникальная система органов местного самоуправления.

Проблемы местного самоуправления Канады невозможно понять без учета районирования страны, национальных отношений и других факторов. Субъекты федерации именуются провинциями, их всего 10. Кроме них, на Севере располагаются две территории - Юкон и Северо-Западные территории, - на которых проживает значительная часть индейцев, инуитов (эскимосов) и метисов.

Хотя Конституция Канады, как отмечалось, закрепляет за провинциями исключительное право регулировать деятельность органов местного самоуправления, но нельзя игнорировать тот факт, что значительную часть бюджетов провинций и органов местного самоуправления составляют федеральные субсидии. Считается, что значительное финансовое участие федерального правительства в деятельности органов двух других уровней дает ему право участвовать в политическом регулировании проблем местного самоуправления. В итоге многие важные проблемы на практике решаются за столом переговоров на трехсторонней основе.

Предоставление индейцам полного самоуправления затрудняется большой разбросанностью индейских племен не только на огромных пространствах Севера, но тем, что значительная часть племен проживает в канадских провинциях. Это накладывает на статус самоуправляемых территорий, занимаемых индейскими племенами, определенный отпечаток. Прежде всего, следует отметить несогласованность положений Закона об индейцах с законодательством отдельных провинций. Так, в соответствии с федеральным законом индейцы имеют право на неограниченное занятие так называемыми традиционными видами деятельности: охотой, рыболовством. Практически же законодательство конкретной провинции устанавливает другой статус использования близлежащих от резервации водоемов, лесов, тундры. Подобная противоречивость законодательства зачастую приводит к конфликтам.

Уточнению этих и других вопросов были посвящены четыре федерально-провинциальных конференции на высшем уровне, прошедшие после 1982 г. Исследованием проблемы и выработкой компромиссных путей ее решения занимались также многочисленные парламентские и правительственные комиссии. Эта проблема весьма болезненна. Так канадские аборигены, находящиеся под покровительством и защитой федерального законодательства, требуют, по крайней мере, 2/3 территории провинции, хотя коренные жители провинции составляют менее 2% ее населения.

Последние десятилетия в Канаде обострилась проблема самоуправления крупных городов. В частности, одной из причин обострения является рост численности населения.

В целом канадское местное управление относится к англо-саксонской системе с теми особенностями, о которых речь пойдет ниже. То есть, по сложившейся терминологии, здесь установлено самоуправление, поскольку на уровне муниципалитетов и территориальных административных единиц (графств, округов и т.д.) отсутствуют назначаемые центральным правительством чиновники; управление осуществляют избираемые местным населением органы. Только в двух Северных территориях существует система местного управления, или так называемая относительно централизованная система местного самоуправления. Здесь, наряду с выборными представительными органами, федеральное правительство назначает комиссаров, наделенных значительными властными полномочиями.

Виды органов местного самоуправления

Система местного самоуправления Канады определяется административно-территориальным делением каждой провинции. В административном отношении канадские провинции поделены на графства. Последние в свою очередь делятся на тауншипы и приходы. Несмотря на предпринимавшиеся в послевоенное время попытки осуществить единообразие в названиях и выработать единые критерии в формировании административных единиц, все-таки сохраняется их значительная неоднородность. Прежде всего, сохраняется традиционное деление на "городские" и "сельские" единицы. Наряду с этим в Восточных провинциях (Нью-Брансуик, Новая Шотландия) наиболее крупные административно-территориальные образования (сельские) имеют наименования графств, а на Западе (Британская Колумбия) подобные образования называются сельскими округами. В провинции Альберта одновременно употребляют оба названия: графство и округ. Менее крупные административные единицы именуются соответственно тауншипами и приходами. В Квебеке, например, встречаются оба названия: тауншипы и приходы. Однако, независимо от типа органов местного самоуправления, их в Канаде принято называть муниципальными.

Городские населенные пункты отличаются большей унифицированностью. В семи из десяти провинций их существует четыре типа: сити, тауны, вилиджи и сельские муниципалитеты. В этих провинциях законодательно установлены критерии разграничения муниципалитетов но численности проживающего в них населения. Так, для сити минимальная численность населения колеблется от 5 тыс. (Британская Колумбия, Саскачеван) до 15 тыс. человек (Онтарио). Для таунов этот минимум составляет 2 тыс. человек (Онтарио, Квебек) и 500 человек (Саскачеван). Наряду с численностью населения возможными критериями для образования муниципалитетов служат: общий уровень развития соответствующей единицы, ее доход, историческая значимость и т.д.

Следует иметь в виду, что название "городской" имеет условный характер не только потому, что в их число включаются сельские муниципалитеты, но и в связи с процессами урбанизации. По мере роста городов, расширения пригородной застройки и образования урбанизированных зон многие размещавшиеся там сельские населенные пункты практически поглощены. Теперь сросшиеся городские и пригородные зоны по плотности и численности населения не отличаются от сити. Как следствие города стали терять компактную форму и все больше приобретают черты обширных урбанизированных районов. Теперь уже не отдельно взятый город, а группа взаимосвязанных городов с их окружением становится местом сосредоточения промышленности, расселения и, следовательно, основным объектом управленческих и иных решений. Такому изменению должны соответствовать определенные организационные структуры.

Резкий рост населения в определенных районах страны приводит и к увеличению расходов местных бюджетов, что также создает определенные трудности. Они усугубляются тем, что правительства провинций, как правило, не увеличивают сумму ассигнований, отпускаемых на удовлетворение местных нужд. В результате этого органы местного самоуправления вынуждены изыскивать средства за счет местных сборов и налогов, что возможно только в определенных пределах, или же прекращать самостоятельное существование и вливаться в более крупные единицы. Последнее также достаточно болезненно, так как никакой муниципалитет не желает расставаться с самостоятельностью.

Определенным выходом для многих крупных канадских агломераций с населением, превышающим 500 тыс. жителей, было создание метрополитенского управления, которое напоминает минифедерацию. Каждый субъект метрополитенской системы продолжает сохранять независимое существование и определенную часть своих полномочий, но соглашается при этом быть частью более крупного формирования, которому передает некоторые свои полномочия.

До середины 1950-х годов некоторые метрополитены управлялись более децентрализовано, т.е. основные решения принимались органами городских округов или пригородов, а метрополитенский совет обладал незначительными полномочиями. В других - наблюдался более жесткий контроль метрополитенского совета и значительная зависимость от него окружных органов. Дальнейшую эволюцию управления агломерациями можно проследить на примере Торонто, расположенного в провинции Онтарио. Выбор этого города не случаен, поскольку многие канадские исследователи отмечают, что Торонто является моделью и "испытательным полигоном" для других метрополитенов.

Метрополитенский совет Торонто был создан в 1954 г. на основании провинциального закона. Юрисдикция его распространялась на 13 городских и пригородных муниципалитетов.

Управление школьным образованием в этом громадном метрополитенском ареале осуществлял специальный орган, состоящий из 22 членов; наблюдение за городским транспортом принадлежало комиссии из пяти человек. В 1966 г. провинциальные власти Онтарио преобразовали систему управления Торонто, объединив 12 пригородных муниципий в пяти крупных сити (называемых округами) и увеличив представительство округов в метрополитенском совете. Позже эту систему переняли Виннипег, Оттава, Квебек-сити, Монреаль и некоторые другие крупные города. Метрополитенские советы здесь контролируют вопросы здравоохранения и социального обслуживания, жилищного строительства, очистки от мусора, содержания зданий местных судов и тюрем, судов по делам несовершеннолетних, библиотек и больниц, общественной безопасности, парков и увеселительных мероприятий, выдачи лицензий на торговлю с лотков, освещения улиц, электроснабжения и др.

Весьма своеобразно строится самоуправление такими административно-территориальными единицами, как графства в провинциях Квебек и Онтарио. Графство здесь является "как бы вторым, надстроечным уровнем муниципального управления, на котором координируется деятельность низших муниципальных единиц. Они получаются как бы производными в административном и финансовом отношении от муниципалитетов, расположенных на их территории. Из представителей последних и состоят советы графств. Графства здесь не имеют каких-либо собственных финансовых полномочий, и их бюджеты составляются за счет взносов нижестоящих единиц.

Немаловажной отличительной особенностью канадской системы местного самоуправления является несоответствие между размерами территории и численностью населения, распределением населения по территории государства. На расстоянии свыше 150 км севернее от границы с США плотность населения настолько мала, а удельный вес населения, ведущего подвижный образ жизни (оленеводов, охотников) настолько значителен, что отдельные поселки и города здесь достаточно редкое явление. На этом огромном пространстве, охватывающем до 40% территории Канады, функции выборных муниципальных органов выполняют региональные службы федерального министерства по делам индейцев и развитию Севера и две контролируемые федеральным правительством территориальных администрации (Юкона и Северо-Западных территорий); в северных частях провинций - провинциальными министерствами муниципальных дел и другими ведомствами, а также специально создаваемыми провинциями территориальными органами.

Каждая административно-территориальная единица (муниципалитет) имеет свой орган самоуправления - совет. Муниципальные советы могут быть городскими или сельскими. Полномочия последних в наибольшей степени ограничены (наиболее значимые из них - содержание дорог). Члены городских советов (мэрий), как правило, избираются от городских районов. Состав и полномочия представительных органов местного самоуправления различны в каждой провинции. В немалой степени различие предопределяется численностью населения самой провинции, поскольку основным источником пополнения муниципальных бюджетов являются местные налоги. Поэтому в провинциях с малочисленным населением - Остров Принца Эдуарда и Ньюфаундленд - управление имеет явно выраженный императивный характер и в значительной степени опирается на провинциальное правительство. За исключением нескольких городов собственные муниципальные советы в населенных пунктах здесь не создаются. Зато, например, в густонаселенной Онтарио муниципальные органы имеют высокоразвитую структуру. В силу большого различия муниципальных институтов, детально описать организацию муниципального управления невозможно, равно как и представить какую-то единую картину.

Организация местного самоуправления в Канаде настолько разнообразна и не поддается детальной систематизации, что даже в пределах одного региона, образуемого благодаря относительно одинаковым природным, экономическим и историческим условиям, зачастую невозможно уловить общую закономерность.

В провинции Альберта отсутствует единый закон, регламентирующий деятельность органов местного самоуправления. Наиболее важные полномочия муниципальных органов в соответствии с провинциальным законодательством сводятся к управлению полицией, пожарной безопасностью, публичным транспортом, очисткой мусора и сточных вод, водоснабжением, поддержанием дорог, парковой и развлекательными службами. Как видим, здесь к ведению муниципальных органов отнесены многие полномочия, которые в провинциях Атлантического региона находятся под непосредственным контролем и управлением соответствующих департаментов правительства.

Видимо, столь значительные полномочия потребовали создания довольно разветвленной системы органов местного самоуправления и перераспределения полномочий между ними. Например, городские муниципалитеты включают сити, тауны, "новые тауны" (со специальными переданными им от других муниципалитетов полномочиями), вилиджи и "летние вилиджи" (курортные районы). Сельские власти состоят из муниципальных округов (объединяют 30 тауншипов) и графств (объединяют 40 тауншипов). По существу за этими двумя разными названиями стоят органы одно-порядкового уровня. Разница между этими двумя формами сельских территориальных муниципалитетов заключается в ответственности за школьное образование. В муниципальных округах советы по управлению школами отделены от муниципальных советов и не подчиняются им, а в графствах руководство школами находится в руках соответствующего комитета совета графства. В отличие от других провинций в Альберте имеется три разновидности сельских муниципалитетов. Помимо графств и муниципальных округов, здесь созданы так называемые усовершенствованные округа - отдаленные районы, которые не избирают своих собственных советов и непосредственно управляются департаментом по муниципальным делам. Управление усовершенствованным округом в некоторой степени напоминает управление неорганизованными территориями в Британской Колумбии, хотя имеются и серьезные различия.

Специальные округа. В Канаде значительное распространение получили специальные округа. В отличие от рассмотренных выше органов местного самоуправления, обладающих общей (универсальной) компетенцией, специальные округа осуществляют руководство в конкретных узких направлениях: школьные округа, специальные округа по управлению полицией, здравоохранением, водоснабжением и т.д. Кроме того, специальные округа не имеют самостоятельных источников финансирования, и средства на выполнение своих полномочий получают в виде субсидий от провинциальных и муниципальных органов общей компетенции и, таким образом, попадают под жесткий административный контроль последних. Иногда в качестве источника финансирования выступают добровольные пожертвования граждан и организаций или же сборы, взимаемые в обслуживаемой зоне. Это позволяет несколько уменьшить бремя контроля, однако не может служить постоянным источником средств ввиду нерегулярности пожертвований и непопулярности сборов как таковых вообще.

Наиболее важным и распространенным видом специальных округов являются школьные округа, которые существуют в той или иной форме во всех провинциях. Их советы, как правило, избираются отдельно и практически независимы от других муниципальных органов. Они напрямую связаны с животрепещущими вопросами профориентации, образования, языка и культуры. В своей деятельности они опираются на избираемые по месту жительства школьные комиссии, школьные советы и другие органы. Границы школьных округов зачастую не совпадают с границами территориальных административных единиц. Чаще всего они охватывают территорию нескольких графств. Подобное построение школьных округов позволяет добиться ряда преимуществ. Во-первых, оно позволяет отвлечься от местнических интересов и больше ориентироваться на единый стандарт, что для образования (в условиях значительной миграции населения) чрезвычайно важно. Во-вторых, специализированные школьные округа дают возможность концентрировать в одних руках финансовые и другие средства и предоставлять такие услуги населению, которые по каким-либо причинам не могут быть предоставлены обычными органами местного управления (особенно в сельской местности, где собственных средств у муниципалитетов хронически не хватает даже на решение более актуальных проблем). В-третьих, они на профессиональном уровне имеют возможность осуществлять практическое руководство образованием, нанимать преподавательский состав и т.д., поскольку правление состоит обычно из 5 - 7 избираемых на непартийной основе должностных лиц. Иногда они могут быть частично занятыми или работать на добровольной основе. В-четвертых, определение территориальных сфер деятельности специальных округов без жесткой привязки к границам графств и муниципалитетов позволяет решать некоторые проблемы регионального масштаба при сохранении прежней системы административно-территориального деления. Наконец, в-пятых, они позволяют более оперативно решать проблемы и более маневренны по сравнению с обычными муниципальными службами.

Вместе с тем создание специальных округов несет в себе и определенные недостатки. В частности, их создание усложняет систему управления местными делами, делает ее более громоздкой и менее скоординированной, затрудняет проведение на местах единой, согласованной политики.

Регулирование деятельности органов местного самоуправления

В Канаде функционирование местного самоуправления регулируется исключительно провинциями. Конституционная основа регулирования была заложена федеральной Конституцией в 1867 г. В п. 8 ст. 92 Конституционного Акта 1867 г. говорится о том, что законодательный орган каждой провинции пользуется правом издавать законы, касающиеся муниципальных учреждений в провинции. Это означает, что только провинция вправе регулировать эти вопросы и они не могут быть делегированы федеральному парламенту.

В силу этого, круг полномочий, форма местного управления и административно-территориальное деление определяются законодательством провинций. Поэтому органы местного самоуправления имеют только такие права, какие им предоставит законодательный орган провинции. Причем их статус может быть изменен. Они могут быть упразднены или ограничены в правах.

В отличие от других федеративных государств, в Канаде, в силу особенностей ее Конституции, каждая провинция не имеет своей конституции. Подобное положение дает возможность более подробно регламентировать многие вопросы и более оперативно реагировать на потребности текущего момента. Одновременно такой подход может приводить и к определенным перегибам, поскольку изменения в конституции обставлены целым рядом ограничений и вызывают более пристальное внимание общественности, чего не наблюдается по отношению к обычным законам. Законы канадских провинций регламентируют рамки деятельности местных органов управления, строго определяют форму и структуру их руководства. Провинциальные власти издают множество обязательных для исполнения местными органами административных постановлений и распоряжений, производят назначения в некоторые коллегиальные органы, действующие на местном уровне (сфере образования, охраны порядка и др.). Именно провинции - инициаторы и проводники реформ структуры местного управления.

Возможно, влияние провинций определяется также тем обстоятельством, что федеральная Конституция предоставляет им исключительные полномочия по регулированию проблем местного характера, хотя напрямую и не связанных с местным самоуправлением. К исключительному ведению провинций отнесено издание законов по вопросам учреждения, содержания и управления больницами, приютами, благотворительными заведениями и домами призрения нищих; по выдаче патентов на торговые заведения, бары, гостиницы и аукционы с целью получения доходов на провинциальные, местные или муниципальные нужды.

Некоторые сферы деятельности органов местного самоуправления, требующие объединения усилий нескольких территориальных единиц или же представляющие значительный интерес для провинции регулируются законами, регламентирующими различные отрасли государственного управления. Важным источником компетенции органов местного самоуправления являются судебные прецеденты, во многом уточняющие и конкретизирующие компетенцию местных органов, установленную актами законодательных органов провинций. Судебные прецеденты позволяют несколько сгладить разнообразие законодательного регулирования, восполнить "пробелы" в законодательстве и приблизить законодательство к реальным условиям и существующей практике.

Пожалуй, только регулирование самоуправления коренных народов не вписывается в описанную выше схему.

Если бы регулирование проблем коренных народов перешло к ведению провинциальных властей, то эти народы потеряли бы значительную часть своих прав и лишились бы возможности ссылаться на договоры и другие нормативные источники прошлых лет. Кроме того, за прошедшее время накоплена значительная законодательная база и опыт практического решения проблем управления коренными народами. Наконец, самое главное - регулирование проблем местного управления на федеральном уровне позволяет общинам, племенам и их союзам объединяться и не только добиваться одинакового подхода к решению многих местных вопросов, но и перенимать какие-то прогрессивные достижения друг друга. Перенесение регулирования на провинциальный уровень разобщило бы их, а с учетом незначительной численности этих народов их проблемы стали бы мало заметными.

Провинциальное законодательство достаточно подробно регламентирует деятельность органов местного самоуправления, начиная от порядка их формирования и структуры муниципалитетов и заканчивая их компетенцией. Так, провинциальные законы устанавливают цензы, которым должны отвечать избиратели и кандидаты в муниципальные органы. Наиболее распространенным требованием, предъявляемым к избирателям, - наличие канадского или британского подданства, владение собственностью и проживание на территории избирательного округа, хотя в некоторых провинциях имущественный ценз отсутствует.

Как правило, выборы проводятся на непартийной основе, т.е. не допускаются какие-либо партийные платформы или призывы. Члены муниципальных советов избираются благодаря своим личным качествам и популярности, как "независимые", сроком на один год. В некоторых провинциях в незначительном числе муниципалитетов установлен двухлетний срок полномочий. Столь незначительный срок полномочий в избирательной практике других государств не очень часто встречается и имеет как свои плюсы, так и минусы. К достоинствам следует отнести то, что если избиратели ошиблись в своем выборе, то год достаточно скоро заканчивается, а если не ошиблись, то понравившегося советника всегда можно переизбрать на очередной срок. К недостаткам следует отнести то, что избранник-новичок не успевает как следует вникнуть в проблемы своего округа, а ему необходимо уже готовиться к новым выборам. Многие сити имеют выборные органы по управлению школьным образованием, которые по существу не зависят от муниципального совета и могут практически самостоятельно определять образовательную политику на пространстве, простирающемся далеко за границы сити.

Члены городских советов чаще всего избираются от определенных городских округов. При этом определенный административный район города выступает в качестве одномандатного избирательного округа, хотя достаточно распространенными являются и всеобщие выборы всеми избирателями данного города. Выборы советов графства, сельского муниципалитета или сельского округа, за исключением провинций Онтарио и Квебек, строятся в основном по однотипной модели. Ведущее место среди сельских органов занимает совет графства, он избирается путем прямых выборов; иногда выборы проводятся по многомандатным округам, когда графство представляет единый избирательный округ; иногда - по одномандатным избирательным округам, когда в совет графства избирается по одному члену от конкретного прихода или округа. В провинциях Онтарио и Квебек прямые выборы членов совета не проводятся. Он формируется из выборных представителей более мелких муниципальных органов, осуществляющих свою деятельность на территории графства. В этих двух провинциях местные муниципалитеты таунов, тауншипов, приходов и вилиджей избирают свои собственные советы, которые выполняют определенные предписанные им функции; совет графства включает по одному-два представителя (мэр или председатель совета и заместитель председателя) от этих местных муниципалитетов и выполняет различные делегированные ему полномочия.

Во всех провинциях руководитель или старшее должностное лицо совета графства избирается членами совета из своего состава. В отличие от него, в городском муниципалитете мэр обычно избирается непосредственно всеми избирателями города, хотя иногда встречаются и выборы мэра городским советом (например, в Британской Колумбии). Срок полномочий мэра также длится один-два года. Как правило, он ведет заседания совета и вправе вносить на его рассмотрение свои предложения и рекомендации.

Представительство в муниципалитетах гораздо уже, чем на провинциальных или общенациональных выборах. Выборные должностные лица, как правило, проживают и осуществляют свои обязанности непосредственно на территории своего округа (а не в столице, как депутаты провинциальных или федерального парламента) и зачастую хорошо известны своим избирателям. В результате этого муниципальные органы не отдалены и работают в непосредственной близости от избирателей. В сочетании с незначительным сроком полномочий это делает выборных муниципальных представителей в значительной мере подконтрольными избирателям.

Подавляющее большинство исследователей сходятся во мнении, что муниципальное правление является краеугольным камнем демократии и что на этом уровне граждане учатся народовластию. Обычно говорят, что здесь более чем где бы то ни было еще можно увидеть людей, управляющих сами собой. Наряду с этим у многих политиков и исследователей Канады вызывает тревогу тот факт, что в муниципальных выборах принимает участие зачастую менее 30% зарегистрированных избирателей, хотя участие в голосовании на провинциальных или федеральных выборах составляет около 70%. Одной из причин столь парадоксального и тревожного явления является то, что, несмотря на большую важность муниципальных дел, большинство населения никогда не включается в их решение. Они кажутся исключенными из важного спектра многоцветной политической мозаики и переносят свою активность на более крупные политические арены. Канадцы кажутся более заинтересованными и более бдительными по отношению к провинциальным или федеральному правительствам.

Помимо законодательного регулирования, непосредственное руководство муниципалитетами в каждой провинции осуществляет департамент по делам муниципалитетов. Он действует в качестве санкционирующей и рекомендующей инстанции по отношению к муниципальным органам. Департамент призван одобрять проекты финансовых инициатив муниципалитетов, утверждать выпуск муниципальных лотерей и облигаций; выступает гарантом долгосрочных вкладов, амортизационных отчислений, вложенных в фонды вне пределов муниципалитета; проверяет книги бухгалтерской отчетности муниципалитетов и требует предоставления соответствующих докладов (отчетов). Кроме того, департамент оплачивает предоставление различного технического обслуживания тем муниципалитетам, которые не в состоянии иметь его из-за нехватки средств собственных бюджетов, дает советы по перспективному планированию городов, налогообложению, составлению бюджетов и другим муниципальным проблемам.

Порядок работы органов местного самоуправления

Муниципальные органы осуществляют деятельность в тех сферах, которые могут быть с большой эффективностью выполнены под местным контролем. Они разрабатывают местную политику, заботятся о росте благосостояния и социального обслуживания населения своих территорий. Муниципальные советы во всех провинциях осуществляют полномочия, издавая постановления, утверждая расходы и устанавливая местные налоги.

Наиболее трудными и противоречивыми в их деятельности являются две проблемы: финансовая и землеустройство. Первая из них связана с тем, что муниципальные власти поставлены законодателем в достаточно жесткие материальные и временные рамки. В отличие от федерального и провинциальных правительств, которым позволяется иметь бюджетный дефицит, муниципальные власти по закону обязаны ежегодно балансировать свои бюджеты, не допуская дефицита бюджета. Это требование предопределяет состояние бюджета и порядок его составления: вначале определяется предполагаемая сумма расходов, а затем выясняется, какая часть бюджета поступит от неналоговых источников, т.е. субсидий от других уровней власти, различных платежей и т д. Оставшаяся часть доходов должна поступить за счет местных налогов (главным образом, на недвижимость). С помощью этой части доходов муниципальные власти могут регулировать свою зависимость от центра, увеличивая или уменьшая ставку налога.

Правда, при этом очень скоро приходится убеждаться в том, что независимость имеет прямую связь с недовольством избирателей: существенное повышение налогов сопряжено с риском потерять власть. Памятуя об этом, муниципальные советы всегда стремятся тщательно обосновывать подобные решения и добиваться согласия избирателей.

Наиболее крупной статьей расходов местных органов власти являются расходы на финансирование начального и среднего школьного образования (около 40% всех затрат). Провинциальные власти дополнительно ассигнуют на эти цели столько же средств, сколько и местные.

Следующая по величине статья расходов (также достаточно стабильная) - расходы на транспорт и связь (12. Муниципалитеты финансируют работу городского общественного транспорта, ремонт проезжей части в пределах населенных пунктов. В целом же строительство и ремонт транспортных путей (дорог, мостов и т.п.) находится в ведении провинциального и регионального уровней власти. Стабильными остаются (в пределах 8 расходы на охрану правопорядка, безопасность населения и имущества.

Для формирования своих бюджетов за местными органами власти закреплены собственные источники финансовых поступлений: местные налоги, неналоговые платежи за различного рода услуги (лицензии, патенты и т.д.), субсидии федерального и провинциальных правительств. Основной вид местных налогов - налог на недвижимое имущество, находящиеся в личной собственности земельные участки, жилые дома, здания и сооружения, а также используемое для получения дохода оборудование. По той цели, на которую он используется, этот налог называется школьным налогом. Он является важным источником финансирования образования.

Основной формой работы органов местного самоуправления являются сессии. Периодичность их созыва возрастает в низовых единицах. В вышестоящих единицах сессии созываются реже. В случае необходимости могут созываться внеочередные или чрезвычайные сессии по требованию уполномоченного на то должностного лица, определенного числа членов представительного органа или по инициативе исполнительного органа. На внеочередных сессиях, как правило, рассматриваются лишь те вопросы, по поводу которых депутатов созвали.

На уровне городских муниципалитетов существует несколько форм местного управления. Наиболее распространенной из них является управление типа "мэр-совет". При этой форме муниципальный совет имеет председателя, который осуществляет свою деятельность как генеральный управляющий и наделяется специальными полномочиями. Этот генеральный управляющий (или мэр, как его называют) избирается путем прямых выборов и считается, что он представляет интересы всех жителей города. Остальные члены совета могут представлять интересы отдельных городских административных районов или округов, поскольку избираются, как правило, по одномандатным избирательным округам от этих административных подразделений.

Другой формой муниципального управления в Канаде является система "совет-управляющий". По этой системе и мэр, и немногочисленный совет избираются населением города и занимаются решением политических вопросов. Повседневной административной работой руководит назначаемый и контролируемый муниципалитетом распорядитель "генеральный управляющий". Такая форма подчеркивает отделение политики (выработкой политических решений занимаются выборные члены совета) от административной деятельности, т.е. реализации решений, выработанных советом. Основной особенностью этого типа самоуправления является профессиональное управление (менеджмент). Распорядитель осуществляет наем и увольнение руководителей департаментов, разработку кадровой политики, подготовку предложений для совета по бюджету, контроль за предоставлением услуг и т.д. Распорядитель является важным лицом в городском самоуправлении. Его значение возрастает, поскольку он вправе вносить на рассмотрение совета конкретные предложения законодательного характера.

Система "совет-управляющий" охватывает приблизительно 150 городов Канады (как правило, небольших и средних).

Несколько особняком от вышеприведенных систем стоит так называемая "комиссионная" форма управления. Как правило, ее применяют небольшие города. При этой системе население избирает "совет комиссионеров" в количестве трех - семи человек. В отличие от системы "совет-управляющий" ей не свойственно разделение властей.

Совет комиссионеров одновременно является и представительным, и исполнительным органом. Каждый из комиссионеров, возглавляя какой-либо муниципальный департамент, отвечает за конкретную сферу деятельности. Потенциальные преимущества этой системы заключаются в том, что одни и те же лица занимаются как определением общегородской политики, так и ее реализацией, в концентрации средств и единстве подходов. Вместе с достоинствами имеются и недостатки, которые проявились очень скоро. К последним относятся бесконтрольность .

По материалам www.budgetrf.ru

Добавил alika78 — 01/12/2010, обновил fooroogelm — 04/26/2010

Просмотров сегодня 2, за последние 7 дней 30, всего 7259

Комментарии

0.327 sec