Ваши земляки в Британской Колумбии, Канада

Что такое "ностальгия" в Ванкувере по Владивостоку?

Что такое "ностальгия" в Ванкувере по Владивостоку?

Журналист и маркетолог Александр Холянов — один из частых гостей нашей редакции. За двенадцать лет работы журнала он был у нас в разном амплуа. Один раз как руководитель известного в Приморье клуба внедорожников «Шатун», другой — как организатор Шинтоп-трофи (путешествие на джипах по бездорожью) из Приморья в Магадан — третий, как лидер очередного трофи — по пескам Монголии. Теперь он уехал на постоянное жительство в Канаду, сохранив российское гражданство, создал там самый мощный портал русскоговорящего сообщества, и делится с читателями своими свежими впечатлениями новоявленного канадца с русской душой.

— Как теперь воспринимается Родина? Про ностальгию — это правда, или все это ушло вместе с веком русской эмигрантской интеллигенции?

— Когда смотришь на Россию издалека, сразу пазл складывается. Видишь всю внутреннюю логику процессов, которыми живет российское общество, но живя в стране, это увидеть не возможно. Я могу много говорить о том, что это за пазл, но раз вам интереснее про Канаду, пожалуйста. Я не знаю что такое ностальгия. Я ностальгирую не по стране, а по городу, которого уже никогда не будет, наверное, это город моей молодости.

— Давай по порядку. Что тебя потрясло в Канаде — в порядке убывания силы впечатлений или как угодно.

Фуд-банки. Ничего подобного в России нет. Это когда два раза в неделю можно получить продукты на каждого члена семьи. Это может быть бесплатно или за небольшие деньги, зависит от компании, которая в конкретном случае финансирует эту деятельность. Продукты раздаются свежие, качественные, может быть дизайн упаковки был неудачен или компания хочет получить налоговые льготы, я не разбирался в причинах, почему они в этом участвуют. Что раздают? Хлеб, соусы, крупы, яйца, могут быть мороженые куры, что угодно, жизненно необходимое. Справку о том, что ты безработный никто не требует. Предполагается, что человек от нечего делать туда не пойдет. Конечно, приходят и бомжи, и обычные люди, правда, бомжи у них принципиально другие, например, они совсем не «пахнут».

Есть в Ванкувере район, в котором живут те, кого в России принято называть бомжами, называется Хастингс. Я зашел в один из отелей, расположенных в районе, и поинтересовался у знакомого: почему такие низкие цены на размещение? Мне объяснили, что это только называется отель, на самом деле все знают, что это ночлежка. Что это за ночлежка. На первом этаже — бары, в которых бомжи пьянствуют, они, разумеется, все оплачивают, но по демократичным ценам, конечно там «газ-квас», они там курят марихуану. Власти смотрят на это сквозь пальцы. Ванкувер называют даже Ванстердам. Хотя, некоторые попытки выселить этих людей из района практически в центре Ванкувера власти предприняли перед Олимпиадой. Жителям было предложено либеральное жилье, но у маргиналов все по-капиталистически. У них есть свой профсоюз, который повел работу, все видели это в новостях. Дескать, что все они — тоже люди, полноценные члены общества. Они выдвинули лозунг: «Дома вместо Олимпиады» и требовали еще более доступного жилья. Куда уже доступнее? Что такое их ипотека? Ипотека в Канаде — это 5% в год почти без вступительного взноса. Даже бомжам, которые там, кстати, тоже сдают бутылки, такая ипотека, наверное, доступна.


Эмиграция — это машина времени. Русские эмигранты живут в том мире и времени, которые были вокруг них на момент покидания страны. Эмигрантам 90-х было «за кайф» «потусить» в русском доме в олимпийской деревне Ванкувера. Отношение к нынешней родине у них подобострастно-романтическое, для них Россия — страна, вставшая на путь демократизации. Это была колбасная эмиграция, как я ее называю, тогда уехали те, кто условно сделал деньги на торговле и вырвался к лучшей жизни. Последняя волна — «социально-политическая», тогда уезжали те, кто уже не видел возможности что-либо улучшить в своей жизни в России и жить так, как у них получалось здесь, уже не мог и не хотел, или те, у кого были проблемы с законом либо с криминалом. У последней волны восприятие России другое.

Канада — страна зрелости. Россия — страна вечной молодости. В России хорошо жить одному, «оттянуться по беспределу», заработать шальные деньги. В Канаде невозможно вести разгульную жизнь. Один из старожилов эмиграции рассказал мне, что свободных женщин в Канаде практически нет. У нас к среднему возрасту возникает диспропорция — когда женщин намного больше, чем мужчин, тех, которые могут составить этим женщинам нормальную пару. Получается так, что какая-нибудь очень приятная женщина с ребенком может почитать за счастье иметь нормального, но женатого любовника. В Канаде тоже диспропорция, но в пользу женщин. Одна моя знакомая недавно эмигрировала в Канаду. Бухгалтер в библиотеке, мужа нет, 40 лет, есть ребенок, внешность, не та, на которую в России кто-то бы особенно смотрел. В Канаде у нее полно ухажеров, все с серьезными намерениями, все зовут замуж. Почему? В Канаде семья — это фетиш. Быть неженатым, не иметь семьи подсознательно воспринимается как ущербность. Все кругом возятся с детьми, гуляют. У них оставить ребенка до 12 лет одного дома — уголовно наказуемая вещь. Возможны такие случаи, когда мама воюет в Афганистане, а папа, подполковник, демобилизовался и сидит с детьми. Это нормально. Вот так и получается, что не иметь детей не маргиналу неприлично. Поэтому, упустив возможность обзавестись собственными детьми к сорока годам, люди почитают за счастье сразу получить и жену и ребенка, которого будут воспитывать как своего.

Я думал, отсутствие свободных женщин приведет к изобилию «коммерческих предложений». Ничего подобного. Их там тоже почти нет или они очень-очень дороги. Так что основной тон в Канадском обществе задают обыватели, которые живут по принципу «самое ценное — это дом и дети. Конечно, канадское общество свободно и многообразно, там есть много чего, любая экзотика, на любой вкус, но это все исключения.

Я живу в таун-хаузе, который я там построил на свои деньги, ничего подобного мы не смогли бы приобрести в России в обозримые «не знаю, сколько лет». Может быть, никогда. В Канаде мой знакомый водитель-дальнобойщик, эмигрант из России, с тремя детьми и женой-домохозяйкой живет, как у нас во Владивостоке живет руководитель компании не среднего даже уровня. Мы продали квартиры во Владивостоке и купили блок в доме, с отдельным входом на трех уровнях, 300 м2, причем половину стоимости составила стоимость земли под этим домом. Так вот, напротив расположена бюджетная средняя школа, а рядом со школой спортивная площадка, размером с наш стадион «Динамо» с окрестностями. Абсолютно свободная для бесплатных посещений горожанами, с множеством разных тренажеров, кортов, беговых дорожек. Комментарии, думаю, излишни.


Потрясающая тема с лососем. В 50-ти метрах от моего любимого бара расположен приток реки Фрейзер. Одно время в нем не было лосося, но потом некая инициативная группа горожан, изучив норвежский опыт, пришла к выводу, что один рыбак приносит в бюджет города в среднем 300 долларов дохода в год. Рыбалка — не самый худший вид досуга. Расписали своей мэрии прелести строительства рыборазводного завода на этой реке. Мэрия объявила тендер, был построен завод, теперь кижуч в реку валит валом. Вдоль реки стоит куча рыболовов с удочками, не с динамитом, не с сетями. Ловят рыбу. За каждую рыбку они заплатили лицензию. Над этой чистой речкой во время нереста стоит запах тухлой рыбы, настолько много в реке лосося, и никому не приходит в голову, что все это городское, значит мое, а раз его так много, то почему я должен платить?
У знакомых на патио под кустом поселился медведь. Пришлось под куст сыпать хлорку, чтобы отбить охоту спать у них во дворике. В парке висит плакат как себя вести при встрече с медведем, потому что встреча с медведем не исключительное событие. Животные там тоже расслабленные, не агрессивные, поэтому считается самым страшным, если у вас во дворике поселится семейство енотов. Эти ребята очень хулиганистые.
Русские в Канаде не селятся общинами. Совсем не так, как китайцы или индийцы. Китайцы могут даже не говорить по-английски, их чайна-таун — собственный мир. В то же время для канадского китайца есть название — «банан», т.е. желтый снаружи, но белый внутри. Это точно характеризует их менталитет, они полностью разделяют западную систему ценностей. По аналогии я хотел назвать русских «редиской» т.е. красный снаружи, но белый внутри, потом пригляделся к нашим эмигрантам внимательно и понял, нет. Они — арбузы, красные внутри, это неистребимо, ну и зеленые снаружи, потому что не нашлось овоща или фрукта, который был бы снаружи белым, но обязательно красным внутри.

Фото Александра Холянова. Опубликовано в бортовом журнале «Владивосток Авиа» № 44, 2010 г.

По материалам автор Наталья Сурмач 27 Июль, 2012

Добавил fooroogelm — 04/20/2013, обновил — 04/20/2013

Просмотров сегодня 2, за последние 7 дней 6, всего 1411

Комментарии

0.043 sec